Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Алиса

(no subject)

Чем заниматься во время конца света? Покупать книжки про Армена Борисовича, конечно.
В цифре нет, так что бумага - это не выпендреж.))
Джигl
Алиса

Мюзикл "Али-Баба и 40 разбойников"

Сначала была пластинка. Большая, двойная. С мюзиклом, который я в детстве слушала бессчетное количество раз и выучила наизусть. Наверное, как все советские дети, у которых был этот диск. И у которых до сих пор "Постареешь, поймешь - жарко жить, а умерешь..." - как пароль, "...очень жалко" - как отзыв. Ну, или "Съешь апельсин" вместо "Не парься".
Переслушивая мюзкил взрослой, уже можно его оценить по гамбургскому счету. Музыка Никитина и Берковского просто отличная, каждая песня - запоминающийся поп-хит. Не Эндрю Ллойд Уэббер, конечно, но тоже ничего так.
Что касается либретто, написанного актером Вениамином Смеховым (да, он еще и поэт), то некоторые строчки очень удачные, например:
Любит Аллах
В белых чалмах
Все вершины в горах,
А у нас - старые раны...

А некоторые вызывали у меня финский стыд еще в детстве (цитировать не буду)).
Моя любимая - "Песня разбойников". Уверена, это первый блатняк городской уголовный романс, который советские детсадовцы и октябрята услышали в жизни (первый из выпущенных официально, конечно, так-то "Когда шумели камыши, вели к растрелу молодого" пели только в путь)).
Ночью город умолк,
Лишь гиена и волк
Нам приятели.

Читатель ждет уж рифмы "розы"... в смысле, там реально рифма "матери". :-D Что мне подсказывает, что текст Смехова, возможно, сперва был не такой приличный и более удачный.
Впрочем, шутки все равно забавные.
- Значит, праздник Навруз наступил, наконец!
А "Навруз" в переводе - "счастливый конец".
- Нет, "Навруз" - "Новый год" в переводе.
- Ты мешаешь немножко, вроде.

В общем, мюзикл шикарен, и не только по ностальгическим соображениям (как привет из тех времен, когда значение слова "зиндан" приходилось пояснять).
А вот киновариант я посмотрела впервые. Это богично. По уровню трэшевости - нечто среднее между финским ужастиком "Кролик, убивающий членом" и новогодним представлением для детишек 1 января в 19.00 (когда актеры к вечеру уже поправили здоровье и скачут бодрячком). А если точно - в духе телевизионных "Бенефисов" эпохи позднего застоя с восточным колоритом. Ну, кто "Будильник" с музой Михалкова Юрием Богатыревым в ролях чеховских и зощенковских гимназистов видел, того таким не испугаешь.
Снято это за три копейки и примерно за неделю, и создатели явно отрывались вовсю.
Самый прекрасный, конечно, Армен Борисович Джигарханян в роли одноглазого атамана разбойников Хасана (после Горбатого ему начали предлагать роли "крестных отцов" всех мастей, а он не отказывался, и слава богу). С мейк апом "смоки ай", повязкой, на которой стразами выложена буква S (доллар, что ли?), черепушкой на волосатой груди и в жилетке из штор. Он поет бархатным голосом, он жесток, хитер и реально жуток. В своем закрытом мужском коллективе он навел драконовские порядки, разбойники его боятся и мечтают попасть в фавориты (которого, правда, лишь до поры до времени целуют, а потом рубят голову). Он Синатра и Аль Капоне в одном лице на фоне танцующих горшков.

Остальные тоже хороши. Например, Наталья Тенякова сыграла роскошную хитроумную Фатиму за год до бабы Шуры в "Любовь и голуби":

Рядом с ней Татьяна Никитина в роли Зейнаб. Кстати, мне очень нравится, что разбойников победили женщины.
Сергей Юрский тут носит вставные крысиные зубы и стоит на голове. А Олег Табаков в главной роли - просто милаха, который на вторую ночь съемок от переутомления уехал на скорой.
Алиса

«Снежная сказка» - советский детский фильм 1959 года

Это одна из самых необычных и причудливых сказок, что я видела.
Главный герой, мальчик Митя, оживляет снеговика-Снегурочку, словно это голем: вкладывает ей в грудь часы и бегает вокруг, выкрикивая считалочку-переделку стихотворения на латыни, известную с начала ХХ века: "Эне-рэбэ..." С чем у вас ассоциируются заклинания на латыни?
Жутко и сладко улыбаясь, ожившая Снегурочка говорит своему создателю, что она ничегошеньки не знает и не помнит, но я ей почему-то не верю.
изображение

Старый Год, которого играет подчеркнуто молодой человек с подчеркнуто фальшивой седой бородой - начинающий тогда актер Евгений Леонов - хочет заморозить время и остаться царствовать на Земле. Ему нужно раздобыть часы из груди Снегурочки. Для помощи в этом нехорошем деле он оживляет собственных големов, самый жуткий из которых - Черная Душа в исполнении прекрасной Клары Лучко, которая отличается даже от своих соратниц цинизмом, коварством и изысканным садизмом. Например, стоя на высокой часовой башне Черная Душа, лучезарно улыбаясь, заявляет: "Какая все-таки замечательная вещь - дружба!" - и в следующую секунду сбрасывает товарок вниз! Нет, они не ушиблись и не отправились безобразничать дальше. Снеговики падения с высоты не выдерживают.
изображение
А это она говорит: "Нам нужно остановить сердце девочки".

После череды необычайных и пугающих событий наступает вроде бы типичный хэппи энд - но дети-герои расстаются, девочка-Снегурочка садится в ракету (это конец 50-х, все помешаны на космосе) и улетает. Что снежному голему делать в космосе? Лучше нам не знать.

Операторская работа делает всё происходящее еще более странным и зловещим. От некоторых ракурсов и Хичкок бы пришел в восторг. Более того, пара сцен выглядят как прямые цитаты из "Психо" и "Головокружения", что физически невозможно.
Единственный близкий к этому великолепию фильм в советском детском кинематографе - "Сказка о потерянном времени", тоже необычная и жутковатая, хотя и с толикой назидательности (что в "Снежной сказке" отсутствует начисто, и слава голему). В литературе "родни" больше - Шаров, Прокофьева, Токмакова...
Очень многие фильмы можно полностью предсказать не только, посмотрев первые 20 минут, но и просто взглянув на постер. В "Снежной сказке" я не смогла угадать ни единого сюжетного хода.
А еще в фильме царит зима - настоящая, морозная, с хрустящим под ногой снегом, румянцем на детских щеках и паром от полыньи, где собрались топить мальчика Митю.
Алиса

Первые предложения семи любимых книг

Ух ты, какой флэшмоб! Хотя выбрать всего семь - мучительно.
1. Облачным, но светлым днем, в исходе четвертого часа, первого апреля 192… года (иностранный критик заметил как-то, что хотя многие романы, все немецкие например, начинаются с даты, только русские авторы – в силу оригинальной честности нашей литературы – не договаривают единиц), у дома номер семь по Танненбергской улице, в западной части Берлина, остановился мебельный фургон, очень длинный и очень желтый, запряженный желтым же трактором с гипертрофией задних колес и более чем откровенной анатомией.

2. Лица, которые попытаются найти в этом повествовании мотив, будут отданы под суд; лица, которые попытаются найти в нем мораль, будут сосланы; лица, которые попытаются найти в нем сюжет, будут расстреляны.

3. Мы сидели на травке в пыльном скверике под окнами заводского управления и переваривали обед - каждый по-своему.

4. Они смотрят непристально, они ни во что не вглядываются, словно все вещи цветущего окрест мира не имеют для них большого значения. Мир цветет и колышется, течет и искрится, переменчивый и зыбкий, как морская вода. Вода же пляшет и бежит во все стороны, оставаясь на том же месте, ее не поймаешь взглядом; а если будешь долго смотреть – и сама станешь водою: светлой поверху, темной в глубинах.

5. В гостинице жили девяносто семь нью-йоркцев, агентов по рекламе, и они так загрузили междугородный телефон, что молодой женщине из 507-го номера пришлось ждать полдня, почти до половины третьего, пока ее соединили.

6. Конечно, встречаясь на лесных дорогах, они не могли отводить глаза, делать вид, что не замечают друг друга. Им приходилось награждать друг друга неуловимыми, как бы скользящими взглядами, иногда они кивали друг другу или даже обменивались краткими, ничего не значащими словами, которые, впрочем, мало походили на приветствия.

7. Небо было почти черным, а снег при свете луны — ярко-голубым. Под ледяным покровом неподвижно спало море, а глубоко в земле среди древесных корней всем мелким зверюшкам и насекомым снилась весна. Но до весны было еще очень далеко — новый год только-только вступил в свои права.
Алиса

(no subject)

Смотрю список "Ошибочная идентификация персон" в википедии.
https://commons.wikimedia.org/wiki/Commons:Ошибочная_идентификация_персон
Мое любимое - фотографией Оскара Уайльда иллюстрировали статью про Северянина, а портретом Шаляпина в роли Бориса Годунова - статью об Иване Грозном.
Алиса

Годовщина смерти одного из моих любимых детских писателей Сергея Иванова

Никто из писателей не писал так о девочках. Да и из писательниц мало кто.
Читала его в детстве и казалось, что это про меня.
А еще он автор сценария мультфильма "Падал прошлогодний снег" (других тоже, но этот среди меня культовый).

Ольга Корф. ПАМЯТИ СЕРГЕЯ ИВАНОВА: «…А ОН, МОЖЕТ, СЕЙЧАС С ПУШКИНЫМ БЕСЕДУЕТ»

А хоть я и жадничаю! Зато от чистого сердца!

Вспомнила эту фразу из знаменитого мультфильма – шедевра на все времена – после путешествия по нон-фикшн, когда, ругая себя самыми плохими словами, пробиралась к выходу из ЦДХ с тяжеленной сумой на колесах, битком набитой дарами, драгоценнее которых нет для меня на свете. Хотя какая тут жадность, при чем тут жадность… Но так совпало, что автора этой фразы, как и других, из мультика, любимого всеми, детьми и взрослыми, читателями многоопытными и начинающими…в эти дни вспоминаю с особенно обостренным, горьким чувством утраты.

Сегодня скорбная дата. 4 декабря 1999 года погиб, попав под поезд, Сергей Анатольевич Иванов. Я всегда вспоминаю деревянный настил у станции в Заветах Ильича, где жил Серёжа, а мы – только летом, на другой стороне, на детгизовских дачах, и как по этому настилу переходили мы на ту сторону, где была платформа на Москву, каждый день, отправляясь на работу. Зимой там, конечно, было очень скользко, да еще этот велосипед, вечный Серёжин спутник… Куда он ехал, зачем, что там произошло, так и не знаю, не расспрашивала никого, но сразу почему-то вспоминался этот настил. Мы часто с детьми встречали его у станции, и каждый раз, перед тем, как поздороваться, сначала я, а потом совсем еще тогда маленькие дети, говорили одно и то же: а вот едет писатель Иванов на велосипеде… А Серёжа всегда кивал и улыбался.

Collapse )